Интересные ссылки

Первенство ритма

Самые древние языки, дошедшие до нас благодаря письменности, относятся приблизительно к IV-V тысячелетиям до н. э. Чтобы добраться до тех времен, в нашем распоряжении имеются только случайные и ненадежные свидетельства мифов, сохранившиеся в священных текстах, в частности в священных писаниях народов, их декламировавших и сохранивших благочестивое отношение к книге. Это мифы Индии, Израиля и Ислама. Слово здесь представлено как бот жественное откровение, с которым тесно связан ритм. Именно ритм вручил людям жизнь, она - его проявление, так как любая форма зависит от повтора одного и того же жеста.

В исламских преданиях говорится, что в Раю Адам говорил стихами на ритмическом языке, до того време-

ни бывшем привилегией богов, ангелов и ангельских символов, то есть «птиц». Этот миф является поздней формой, которую приняла в результате длинной родо-0Л0ВН0Й историческая традиция, гораздо более древ-HjUi чем нам сохранили и донесли Веды. Изначальный) самый ветхий и поэтический язык назывался там «syriaque», или «солнечный», иначе говоря, «солнечный» - тот самый легендарный язык, чье звучание ведические тексты символически относят к полюсу, где они размещают также первобытный Очаг своих предков-арийцев, меж тем как в течение последнего межледникового периода Северный полюс находился в умеренном климате. В греческой мифологии этот око-лополярный центр индусской традиции стал гиперборейской Тулой, а у латинян «ultima Thula», островом, расположенным на арктических границах мира*.

В те древние времена поэтический ритм облегчал не только запоминание, речитатив и передачу священных текстов, но утверждал в рассказчике гармонию подсознательных и не всегда скоординированных элементов существа благодаря синхронным вибрациям, распространявшимся по его собственным физическим и духовным каналам. Ибо ритмы, образующие все ценные связи природы от мельчайших глубинных частиц до самых удаленных вовне границ, настраивали человека в соответствии с этой космической гармонией, чтобы он научился ощущать и понимать ее. Человеческие поступки могли теперь избежать спонтанности, продлевая собственную естественную и непредсказуемую ценность и ее последствия во всех направлениях пространства и времени.

Вернемся к нашему скромному ежедневному кругозору, чтобы констатировать, что ритм управляет выполнением любой работы. Он делает ее более легкой, перенося усилие, которого она требует, на подсознание и привычку, благодаря гармоничному согласию дыхания и пения, сопровождающих выполнение данной работы. Подобные песни создавались одновременное выработкой различных технических приемов, в частности с помощью точного кода жестов, требующихся для успеха в создании шедевра, либо знания «приемов», способных обеспечить выполнение тяжелой работы, снижая угрозу несчастного случая или брака. Мы всегда хорошо работаем, когда правильно и удобно подберем рабочее место. Необходима также правильная поза как для работы, так и для ритма, и обычно мы можем судить о мастере по его жестам, поскольку инструмент, которым он пользуется, является всего лишь продолжением его мозга и руки. Чтобы понять подобную необходимость, достаточно присутствовать при таком коллективном пении, как например, крики «ha-han», исторгаемые с отрегулированными жестами бригадой по укладке рельсов всего несколько лет тому назад, в момент выполнения этого опасного маневра; зрелище напоминало балет, когда, подчиняясь единому порыву двадцать человек действовали «на одном дыхании».

Именно древнейшие специальности, такие как плетельщик корзин, горшечник, ткач, кузнец или землепашец, обеспечили развитие языка. Словарь любого народа берет начало в ремесле, поскольку ремесло связано с жестами, и даже сегодня, в самых фундаментальных словах можно обнаружить давно исчезнувшие жесты античных ремесленников. Они умели отличать разные виды деятельности, грубые метафоры которых и по сей день служат для выражения самых тонких нюансов мысли. И если мы резонно предположим,

что в начале мира было столько же языков, сколько родов и семей, то только требования по обучению ремеслам и сотрудничество мастеровых между различными группами и племенами позволили прийти к обобщению технических терминов и появлению общего языка, понятного всем.