Интересные ссылки

Шабаш ведьм

Ведьмы и их шабаш — яркое творение мифологии. Один из главных мотивов рассказов о ведьмах — полет ведьмы на ночной шабаш. Известно, что Лысая гора под Киевом служит сборищем всех ведьм. По западнославянским поверьям, накануне Вальпургиевой ночи (канун 1 мая) ведьма мажется жиром крота и вылетает через дымоход со словами: "Выезжаю, выезжаю, ни за что не задеваю". Она летит на "ведьмину гору" верхом на метле или на другом подходящем предмете. На шабаше слетевшиеся ведьмы танцуют вместе с чертями под нестройную музыку, поклоняются козлу, пируют, предаются разгулу и затевают козни против людей.

... Все перед ним перемешалось, земля задрожала, и, как уже, он сам рассказать неумел, - попал чуть ли не в самое пекло. "Батюшки мои!" - ахнул дед, разглядевши хорошенько: что 3а чудища! рожи на роже, как говорится, не видно. Ведьм такая гибель, как случается иногда на рождество выпадет снегу, разряжены, размазаны, словно панночки на ярмарке. И все, сколько ни было их там, как хмельные, отплясывали какого-то чертовского трепака. Пыль подняли боже упаси какую! Дрожь бы проняла крещеного человека при одном виде, как высоко скакало бесовское племя На деда, несмотря на весь страх, смех напал, когда увидел, как черти с собачьими мордами, на немецких ножках, вертя хвостами, увивались около ведьм, будто парни около красных девушек; а музыканты тузили себя в щеки кулаками, словно в бубны, и свистали носами, как в валторны... (Н В. Гоголь, "Пропавшая грамота".)

В восточнославянских быличках более подробно описываются эпизоды ночных колдовских действий ведьм перед полетом, за которыми тайно наблюдает очевидец. Местом сбора всех ведьм оказываются перекрестки дорог, межи, горы, но чаще всего — деревья. Там ведьмы веселятся, пируют, танцуют, дерутся между собой, сбивают масло. Обнаружив следящего за ней человека, ведьма отправляет его обратно, наградив чудесным конем, который на самом деле оказывается помелом, палкой, кривой березой.

КАК СОЛДАТ НА ПОМЕЛЕ СКАКАЛ

У нас солдатик со службы шел Переночевать зашел к старушке. А она сама-то летала. Вот солдатик-то спать лег, но не заснул, а из-под одеяла выглядывал одним глазом.

Вот старуха подошла к печи, горшочек поставила на шесток, руки поточила и фырк! - в трубу. А солдатику интересно. Он возьми да так Же и сделай. И в бане очутился! А там старух полно. Хозяйка его увидела и говорит

-А ты зачем здесь? Давай домой!

Дали ему коня красивого, быстрого. Солдатик сел на коня - и вмиг очутился в хате. Глядь: а под ним вместо коня помело оказалось! /23/

Главные сборища ведьмы устраивают трижды в году: во время встречи весны, в ночь на Купалу и в зимние Святки. По русским поверьям, ведьмы постоянно хранят воду, вскипяченную вместе с пеплом, и когда необходимо лететь, сбрызгивают себя ею. Так и пушкинский гусар на постое к хозяюшке присмотрелся...

... И слышу: кумушка моя

С печи тихохонько прыгнула,

Слегка обшарила меня,

Присела к печке, уголь вздула

И свечку тонкую зажгла,

Да в уголок пошла со свечкой,

Там с полки скляночку взяла

И, сев на веник перед печкой,

Разделась донага; потом

Из склянки три раза хлебнула

И вдруг на венике верхом

Взвилась в трубу — и улизнула.

 "Гусар"

Во время шабаша люди старались охранять своих лошадей, чтобы ведьмы не захватили их и не замучили быстрой ездой. Если ухватиться за ведьму, когда она собирается лететь на шабаш, то можно попасть на сборище ведьм. Уж не эти ли очевидцы и поведали о том, что творится на ведьминых сборищах?

ВЕДЬМИНЫ СБОРИЩА НА ЛЫСОЙ ГОРЕ На самой верхушке горы было гладкое место, черное, как уголь, и голое, как безволосая голова старого деда. От этого и гора прорвана была Лысою. Посреди площадки стояли подмостки о семи ступенях, покрытые черным сукном. На них сидел пребольшой медведь с двойною обезьяньей мордой, козлиными рогами, змеиным хвостом, ягневой щетиной по всему телу, с руками остова и кошачьими когтями на пальцах Вокруг него, поодаль от площадки, кипел целый базар ведьм, колдунов, упырей, оборотней, леших, водяных, домовых и всяких чуд невиданных и неслыханных.. Инде целая ватага чертенят, один другого гнуснее и неуклюЖее, стучала в котлы, барабанила в бочонки, била в Железные тарелки и горланила во весь рот. Тут вереница старых, сморщенных, как гриб, ведьм водила Журавля*, приплясывая, стуча гоцки сухими своими ногами, так, что звон от костей раздавался кругом, и припевая таким образом, что хоть уши затьми Далее долговязые лешие пускались вприсядку с карликами-домовыми В ином месте беззубые, дряхлые ведьмы на метлах, лопатах и ухватах чинно и ваЖно, как знатные паньи, танцевали польку с седыми и безобразными колдунаwu.. Молодые ведьмы с безумным неистовым смехом и взвизгиваньем, как пьяные бабы на веселье* плясали горлицу и метелицу косматыми водяными.. Крик, гам, топот, возня, пронзительный скрып и свисты адских гудков и сопелок, пенье и визг чертенят и ведьм - все это было буйно, дико, бешено; со всем тем видно было, сия страшная сволочь от души веселилась.