Интересные ссылки

Богатыри

Русское слово "богатырь" — однокорневое со словом "бог", обозначавшим у славян "благо, богатство, счастье, удачу". Противоположное по значению слово "небог" означало "бедность, обедоленность, несчастье". Первоначальное значение самого слова "бог" — "всех обогащающий".

Самый главный и известный из русских богатырей — конечно же, Илья Муромец. Бытует предание, что Илья — лицо, реально существовавшее. Жил он в конце XII в. Старики в окрестностях Мурома упорно передают из поколения в поколение рассказы о реальных подвигах своего земляка.

Само приобретение Ильей силы богатырской произошло весьма необычным образом:

 

ИСЦЕЛЕНИЕ ИЛЬИ МУРОМЦА

Как во городе славном во Муроме,

Как во том ли селе Карачарове

Жил крестьянин достатка исправного,

По прозванью Иван Тимофеевич.

Дал господь ему сына единого,

Дал единого сына любимого.

Хоть и люб был Илья отцу-матери,

Да здоровьем Илейка не выдался.

Вот подрос Илья, стал пяти годов,

А на ножки Илья не становится.

Вот уж стал Илья десяти годов,

А с лежанки Илья не поднимется.

Вот уж стал Илья двадцати годов,

Так и ждать перестал исцеления.

Закручинились крепко родители,

Думу думают, приговаривают:

"Ох ты, чадушко наше убогое,

Ты убогое чадо, безногое!

Не помощник отцу ты во старости,

Не заступник ты матери в бедности.

Приберет нас бог, ты беды хлебнешь,

Не поешь, не попьешь, на печи помрешь ".

Раз пошел Иван Тимофеевич

Со старухою в поле крестьянствовать.

Взял он на руки сына любимого,

Посадил его на печь высокую

"Ты сиди, сынок, дотемна сиди,

Дотемна сиди, за избой гляди,

А начнешь слезать — не удержишься,

Упадешь, разобьешься до смерти ".

Вот ушел Иван Тимофеевич

Со старухою в поле крестьянствовать.

Удалец Илья на печи сидит,

На печи сидит, за избой глядит.

В ту пору мимо города Мурома,

Да того ли села Карачарова

Шли калики домой перехожие,

Перехожие калики, переброжие.

Собирались калики под окнами,

Становились они во единый круг,

Клюки-посохи в землю потыкали,

Подорожные сумки повесили,

Да вскричали они зычным голосом:

"Уж ты гой ecu, чадо единое,

Ты единое чадо любимое,

Сотвори-ка ты нам подаяние,

Поднеси ты нам пива из погреба,

Ты напой нас, калик, крепкой брагою!"

Отвечает Илья свет Иванович:

"Я и рад бы вам дать подаяние,

Рад бы дать я вам пива из погреба,

Напоить вас, калик, крепкой брагою

— Да уж тридцать лет, как я сиднем сижу,

Как я сиднем сижу, за избой гляжу.

Мне ни с печки слезть, мне ни ковш достать.

Мне ни ковш достать, вам испить подать!"

Говорят калики перехожие:

"Уж ты гой ecu, Илья свет Иванович!

Про твое про злосчастье нам ведомо,

Про твои про заботы рассказано.

Растяни ты свои крепки жилочки

Да расправь ты свои белы косточки,

Слезь ты с печки долой да притопни ногой,

Перехожих калик пивом-брагой напой!"

Растянул тут Илья крепки жилочки,

Да расправил свои белы косточки,

Спрыгнул с печки на ножки он резвые

Да и в погреб пошел, словно век ходил.

Нацедил он там пива домашнего,

Как просили калики перехожие,

Подал чашу с великою радостью,

Поклонился гостям до сырой земли.

Вот испили калики пива сладкого,

Допивать Илейке оставили:

"Ты испей, Илья, да поведай нам,

Каково в себе чуешь здоровьице?"

Отвечает Илья свет Иванович:

"Чую, стал я теперь будто здрав совсем ".

Говорят калики перехожие:

Ты другую нам чашу нацеди, Илья ".

Их Илья свет Иванович послушался,

Снова он нацедил пива сладкого.

Отпивали они пива сладкого,

Оставляли полчаши, приговаривали:

"Допивай, Илья, да поведай нам,

Ты какую в себе чуешь силушку?"

Разгорелось у Ильи сердце буйное,

Распотелось у Ильи тело белое:

"Чую силушку в себе я великую!

Кабы было кольцо во сырой земле,

Ухватил бы кольцо я одной рукой,

Повернул бы вокруг землю-матушку".

Говорят калики перехожие:

"Многовато у тебя стало силушки,

Не носить тебя мать-сырой-земле!

Нацеди-ка, Илья, чашу в третий раз".

Их Илья свет Иванович послушался,

В третий раз нацедил пива сладкого.

Отпивали они пива сладкого,

Чуть Илейке оставили на донышке:

"Допивай, Илья, да поведай нам,

Какова у тебя стала силушка?"

Отвечает Илья свет Иванович:

"Вполовину ее поубавилось ".

Говорят калики перехожие:

"Ты купи, Илья, жеребеночка,

Статей его в сруб на три месяца

Да корми его пшеницей белояровой.

Пусть в трех росах конь покатается,

По зеленым лугам поваляется,

— Он послужит тебе верой-правдою,

Он потопчет всю силу неверную,

Своему он поможет хозяину ".

Говорят калики перехожие:

"Ты достань себе латы богатырские,

Меч булатный да палицу тяжелую,

Да коню кипарисное седелышко.

Поезжай ты, Илья, во чисто поле,

Смерть тебе в чистом поле не писана.

Совершишь ты дела богатырские,

Всей Руси нашей будешь защитником!"

И, сказав Илье таковы слова,

Потерялись калики перехожие...

Тут пошел Илья во чисто поле,

Видит: спят, почивают родители.

Притомились они, приумаялись,

А дубье-колодье не повырубили.

Расходилась в Илье сила буйная,

Все дубье-колодье он повырубил,

Корневища из пала повытаскал,

В речку быструю с пашни повыгрузил.

Пробудились к полудню родители,

Испугались, глазам не поверили:

Что в неделю всем домом не сделаешь,

То прикончил Илья за единый мах!

А Илья купил жеребеночка,

Становил его в сруб на три месяца,

В трех он росах коня повыкатывал

Да пшеницей кормил белояровой.

Стал поигрывать конь да поплясывать,

Гривой шелковой стал он потряхивать,

Стал проситься конь во чисто поле

Показать свою силу буйную.

Тут взнуздал коня Илья Муромец,

Сам облатился, обкольчужился,

Взял он в руки булатную палицу,

Опоясался дорогим мечом.

То не дуб сырой к земле клонится,

К земле клонится, расстилается

— Расстилается сын перед батюшкой,

Просит отчего благословения:

Уж ты гой ecu, родный батюшка,

Государыня родна матушка,

Отпустите меня в стольный

Киев-град, Послужить

Руси верой-правдою,

Постоять в бою за крестьянский люд'"

Н. Заболоцкийру